«Следующий год — в Иерусалиме»… — бои израильтян за освобождение Иерусалима.

…таковы первые строки одноимённой религиозной еврейской песни. Две тысячи лет Изгнания не смогли сломить надежду еврейского народа на то, что когда-нибудь он снова вернётся на свою Святую Землю и каждый еврей сможет помолиться в Иерусалиме (Да пребудет он в веках!). И лишь в 1967 году, в ходе Шестидневной Войны, итоги которой многие называют настоящим Чудом, бойцы Армии Обороны Израиля освободили Иерусалим, выполнив историческое напутствие многих поколений своих предков…

—История—

Значение Иерусалима для евреев невозможно переоценить, равно как невозможно полностью изложить здесь всё то хитросплетение религиозных, исторических, культурных и прочих нитей, которые связывают евреев с их древней Столицей. Однако, без того,чтобы описать эти связи хотя бы вкратце — невозможно начинать наше повествование, ибо тогда читателю не будут ясны причины столь упорного стремления евреев вернуть себе Иерусалим…

Иерусалим, в свою очередь, имеет своим центром гору Мориа, или «hар аБайт»Храмовую гору. На этой горе Б-г создал Адама, который впоследствии совершил там первое жертвоприношение, на ней же возносили Вс-вышнему свои дары Каин и Авель, а также Ной, спасшийся на ковчеге во время Потопа. Праотец Авраам поднялся на Гору, готовый принести в жертву собственного сына, а Праотец Иаков именно здесь увидел во сне чудесную лестницу, соединявшую землю и небо. Именно здесь царь Давид повелел своему сыну Соломону построить Первый Храм, украшавший столицу Израильского царства на протяжении 410 лет, до разрушения вавилонским властителем Навуходоносором II. Здесь же, возвращаясь из Вавилонского плена, евреи стали возводить новый, Второй Храм, который был окончательно построен Иродом Великим. Второй Храм простоял на горе Мориа 420 лет, после чего, во время Иудейского восстания против власти Рима был полностью уничтожен: сначала сожжён, потом остатки построек были разрушены, а после вся гора, по приказу императора Тита была распахана, дабы уничтожить малейшие следы великого Храма. С этой трагической даты и начинается история пленения Иерусалима захватчиками, окончить которую смогли лишь в ХХ веке отважные бойцы Цахал

Окончательно изгнать евреев из Иерусалима, впрочем, римлянам всё же не удалось, во всяком случае — навсегда. Существуют археологические находки и исторические документы, свидетельствующие о том, что на протяжении практически всего Изгнания определённое (хоть и небольшое) число еврейских семей постоянно жили в Святом Городе. Кроме того, все эти долгих 20 столетий продолжались паломничества евреев к своей исторической Столице. Однако и паломничество, и жизнь в Иерусалиме для евреев были все эти годы связаны не просто с трудностями, но и, зачастую, с риском для жизни.

Ни власть Рима, ни арабские завоеватели, ни крестоносцы, а после — турецкие завоеватели ничуть не жаловали евреев, да и саму израильскую землю, которую ещё римляне, дабы стереть из истории память о её истинных хозяевах назвали «Палестиной».

Так описывает эту землю посетивший её в 1867 году Марк Твен: «Несколько миль ехали по унылым местам,.. безмолвные мрачные просторы… Нигде ни травинки, ни кустика. Даже оливы и кактусы, верные друзья бесплодной земли, почти вывелись в этом краю… Земля, по которой мы ехали, зачастую и не земля вовсе, а камень — желтоватый, гладкий, словно отполированный водой… Безлюдные пустыни, угрюмые бесплодные горы… Безрадостная, угрюмая и скорбная земля… Даже прославленный Иерусалим, одно из самых величайших имен в истории, утратил былое величие и превратился в нищую деревню… Палестина — край заброшенный и неприглядный… Палестина не снимает власяницы, и голова ее посыпана пеплом. Над ней тяготеет проклятие, которое иссушает ее поля и сковывает ее силы… Палестина уже не принадлежит нашему будничному, прозаическому миру. Она отдана поэзии и преданиям — это страна грез»…

—Новое время—

В конце XIX века, захваченные идеями Теодора Герцля молодые сионисты начали активно стекаться в Палестину, намереваясь возродить на прежнем месте Дом еврейского народа. Заручившись финансовой поддержкой еврейских меценатов и благотворителей со всего мира, они на свой страх и риск приезжали в турецкую Палестину, основывая крохотные земледельческие посёлки, отвоёвывая у негостеприимной природы и ещё менее гостеприимных кочевников право жить на своей земле. Не в восторге от деятельности сионистов были и турецкие власти, однако их в определённой мере сдерживал коммерчески и юридически обоснованный статус поселений.  Но и эта, не до конца мирная жизнь, длилась недолго. Начавшаяся Первая Мировая война столкнула в кровавой бойне Османскую Империю и Антанту. По инициативе ведущих решительных деятелей сионизма Жаботинского и Трумпельдора  из числа добровольцев был создан «Еврейский Легион», вошедший в состав Британской армии и оказавший значительную помощь в завоевании британцами Палестины.

Турецкий артиллерийский расчёт с немецкой 105-мм гаубицей М9809 во время Первой Мировой войны

Турецкий артиллерийский расчёт с немецкой 105-мм гаубицей М9809 во время Первой Мировой войны

Благодарностью за оказанную помощь стал Мандат Лиги Наций, который наделял британского монарха полномочиями «создать такие политические, административные и хозяйственные условия, которые обеспечат установление еврейского национального дома в Палестине». Вопреки принятым на себя обязательствам, британцы вскоре передумали помогать евреям воссоздавать свой национальный очаг, всё более отдавая предпочтение интересам арабов. Первоначальное стремительное развитие еврейской поселенческой деятельности встречало всё больше сопротивления как со стороны арабов, так и со стороны британских властей, решивших к тому же ограничить въезд новых поселенцев в Подмандатную Палестину. Министром Колоний Великобритании была принята так называемая «Белая Книга», в которой уже официально излагались новые принципы политики колониальных властей в отношении еврейского населения (в частности, указывалось, что процент евреев не должен превышать 1/3 населения Подмандатной Палестины). Характерно, что «Книга» была выпущена в 1939 году, то есть именно в том году, когда устрашённые маршем фашизма по Европе евреи как никогда стремились бежать на свою историческую родину.  Ни о каком еврейском статусе Иерусалима речи давно не шло. Чувствуя собственную безнаказанность, арабские радикалы устраивали погромы, или просто грабили и жгли еврейские посёлки и кварталы. Ответом было посильное укрепление отрядов еврейской самообороны, кроме того, радикальные группировки, провозгласив принцип «кровь за кровь» периодически устраивали ответные теракты как против арабов, так и против британских властей.

—Вторая Мировая—

Впрочем, даже несмотря на такую нелицеприятную и даже нелицеприятную политику, многие из еврейских поселенцев выразили желание союзничать с Британией в битве с фашизмом. Из их числа в 1943 году была сформирована разведывательно-диверсионная группа еврейских парашютистов, которые забрасывались британским командованием в тыл фашистов. Семеро из тридцати семи диверсантов погибли, в том числе ставшая впоследствии легендарной поэтесса Хана Сенеш. Однако число добровольцев росло, и была создана Еврейская бригада — боевое подразделение в составе британской армии. Бойцы яростно сражались с фашизмом, помня и о борьбе за свою историческую родину и о мести за уничтоженных в лагерях смерти братьях.

После окончания Второй Мировой радость поселенцев была недолгой. Возмущённые новым притоком поселенцев арабы стали с новой силой угнетать еврейское население Палестины. И вновь Великобритания не встала на защиту интересов тех, кого обязалась оберегать, получив Мандат Лиги Наций. Заслуги еврейских легионеров остались в стороне — в 1946 году Еврейская бригада была распущена, а в следующем году Великобритания объявила о желании  и вовсе отказаться от Мандата.

Еврейские парашютисты - бойцы разведывательно-диверсионной группы из числа добровольцев. 1943 год

Еврейские парашютисты — бойцы разведывательно-диверсионной группы из числа добровольцев. 1943 год

Еврейское агентство продолжало отстаивать на международной арене право евреев на создание собственного государства. Вопрос был передан в ООН, где была специально создана UNSCOP  — «Особая комиссия ООН по Палестине». Результатом работы комиссии стал «План по разделу Палестины», согласно которому на бывших подмандатных британских территориях должны были быть созданы Арабское и Еврейское государство, а Иерусалиму присваивался особый международный статус. План был принят в ООН и встречен большинством еврейских поселенцев благожелательно, поскольку давал хотя и не вполне справедливый, но приемлемый статус чёткого разграничения территорий, кроме того — предоставлял евреям возможность беспрепятственного доступа в Иерусалим. Совсем иначе План Раздела был воспринят арабами. Лига арабских государств и Высший Арабский совет категорически отвергли План, заявив о том, что приложат все усилия для недопущения его реализации. Брат руководителя Арабского Совета и основатель Палестинской арабской партии  Джамал аль-Хусайни заявил:  «Палестина будет охвачена огнём и кровью, если евреи получат хоть какую-нибудь её часть».

—Война за Независимость—

14 мая 1948 года Великобритания вывела свои войска из Палестины, и 1-й Премьер-министр Израиля Давид Бен-Гурион провозгласил создание Государства Израиль. На следующий день на бывшие подмандатные территории вошли войска Лиги Арабских Государств. Началась кровопролитная Война за Независимость Израиля. За полтора года, ценой жизней более чем 6 000 граждан (большую часть жертв составляло мирное население) молодое еврейское государство отстояло право на жизнь в войне с многократно превосходящими силами объединённых арабских армий…

15 мая 1948 года Иерусалим был атакован частями Трансиорданского Арабского легиона. С восточных холмов шла массированная артподготовка. Под прикрытием иорданской артиллерии египетские войска вошли в киббуц Рамат Рахель. Старый Город был отрезан от новых районов, и отчаянно защищавшие его бойцы hАганы не смогли справиться с превосходящими силами противника. Без снабжения и свежих сил защитники Иерусалима были обречены…

В ночь с 24 на 25 мая была проведена операция «Бин Нун Алеф». 7-я моторизованная бригада совместно с 32-м батальоном бригады Александрони попыталась освободить дорогу на Иерусалим в районе Латруна. Эта операция стала одной из самых кровопролитных за всю историю Цахал: 70 бойцов погибли, ещё 140 были ранены. Из-за потерь израильские силы были вынуждены отступить…

28 мая Старый Город пал. Вошедшие в Еврейский квартал арабы устроили небывалый погром: все еврейские дома были разграблены, синагоги осквернены, а две самых крупных — Тферет Исраэль и Хурва были взорваны. Часть жителей (в основном — старики и дети) бежали в Западный Иерусалим, а все мужчины призывного возраста были взяты в плен. Командующий Арабским легионом британец Джон Глабб по прозвищу Глабб-паша удовлетворённо отметил:

«Впервые за тысячу лет в Старом городе не осталось евреев, и они больше не вернутся сюда».

Благодаря ожесточённому сопротивлению, израильские бойцы сумели удержать контроль над Западным Иерусалимом.

Через неделю, в ночь с 30 на 31 мая была совершена повторная попытка — операция «Бин Нун Бэт». На этот раз силы 7-й мотобригады получили поддержку бригады Гивати. Несмотря на упорный натиск израильских частей, главное шоссе осталось под контролем арабов. Однако успешный захват опорного пункта на одном из участков шоссе позволил создать новую окружную «Бирманскую дорогу» (названную так по аналогии с дорогой, проложенной союзниками между Бирмой и Китаем во время Второй Мировой войны).

8 и 9 июня была проведена третья попытка штурма шоссе на Иерусалим — операция «Йорам». И вновь израильтянам не удалось отвоевать шоссе, однако успех бригад Ифтах и Харель позволил открыть «Бирманскую дорогу» для сообщения.

Трофей - прошедший Вторую Мировую и переданный "передовому Сирийскому народу" легендарный трудяга войны Т-34 нашёл последнее пристанище в Музее Латрун

Трофей — прошедший Вторую Мировую и переданный «передовому египетскому народу» легендарный трудяга войны Т-34 нашёл последнее пристанище в Музее Латрун

С её помощью сумевшие перегруппироваться и получившие резервные пополнения из числа ополченцев, израильские силы смогли укрепиться на горе Сион и в деревне Эйн Карем. Взбешённый невозможностью полностью «очистить» Иерусалим от евреев Глабб приказал продолжать непрерывный артиллерийский обстрел. Однако, многомесячные артиллерийские бомбардировки, уничтожившие тысячи домов и убившие сотни горожан — не сломили дух бойцов-израильтян, Западный Иерусалим остался для арабов неприступной твердыней.

3 апреля 1949 года между Израилем и Иорданией было подписано перемирие. Согласно условиям перемирия, должна была быть создана международная комиссия для выработки условий возобновления работы Еврейского Университета и больницы hАдаса, кроме того, еврейским паломникам должен был быть обеспечен доступ к Храмовой горе и Еврейскому кладбищу на Масличной горе. Однако ни одно из этих условий Иорданией выполнено не было, Восточный Иерусалим продолжал находиться в глухой блокаде.

Несмотря на это, принципиальным исполнением двухтысячелетней мечты было возвращение евреями своей древней Столицы. 23 января 1950 года Кнессетом было принято решение о переносе своих заседаний и комплекса правительственных учреждений из Тель-Авива в Иерусалим, провозглашённый в марте столицей Израиля.

Ответом Иордании стала объявленная в апреле в одностороннем порядке аннексия Восточного Иерусалима. Она не была признана не только ООН, но и большинством стран ЛАГ. Любопытно, что признали аннексию Великобритания, СССР и Пакистан. Несмотря на то, что в соответствии с Международным правом Западный берег реки Иордан находился под оккупацией, вплоть до 1967 года никаких резолюций ООН по этому поводу принято не было….

Что происходило на этой территории в последующие 17 лет? Очевидно, никаких рациональных планов у иорданского руководства на этот счёт не было (несмотря на наличие крупных мечетей и длинную исламскую историю, роль Иерусалима для мусульман не велика — он даже ни разу не упомянут в Коране, мусульмане молятся, обращаясь в сторону Мекки. Евреи всего мира трижды в день молятся, обращаясь в сторону Иерусалима, находясь в Иерусалиме — в сторону Храмовой горы). Оккупированная часть города была предоставлена арабским торговцам, продолжавшим разграбление еврейских кварталов и святынь. К примеру, вошедшие в 1967 году в Восточный Иерусалим солдаты с ужасом обнаружили, что для мощения тротуаров и даже дорог в ряде мест использованы надгробные плиты из Еврейского кладбища и элементы отделки взорванных ранее синагог…

—Египетский панарабизм—

Однако это было позднее. Важным событием в нашем повествовании будет произошедшая в июле 1952 года Египетская революция. Её результатом было свержение монархии и формирование «Совета революционного командования», состоявшего из офицеров, совершивших переворот. Президентом Египта стал один из этих офицеров — Гамаль Абдель Насер. Этот честолюбивый и амбициозный полковник видел себя не просто лидером Египта — он был захвачен идеей Панарабизма, мечтал объединить все арабские страны под своей властной рукой. Для реализации этих грандиозных планов требовалось много денег и оружия. Великобритания отказалась продавать оружие, и лучшим другом Насера стал СССР. Давно охладевшие к Израилю Советы уже несколько лет поддерживали ряд революционных режимов Ближнего Востока, и заполучить столь крупного союзника как Египет было большой победой советской дипломатии. Помощь «Прогрессивному народу Египта» была огромна и проводилась по уже отработанной схеме: поставки оружия (включая самое современное), отправка военных советников, инструкторов, обслуживающего персонала, обучение египетских офицеров в военных ВУЗах СССР. Такая поддержка не только позволяла грозно демонстрировать силу Западу, но и наносить регулярные уколы Израилю: бежавшие во время Войны за Независимость с территории Палестины боевики объединились в движение «фидаинов«. Они не являлись частью регулярных вооружённых сил, но вместе с Египетской армией получали от Советского Союза военную помощь, что позволяло регулярно совершать теракты на израильской территории, проникая в неё со стороны Египта (пожалуй, излишне уточнять, что египетские пограничники не строили им в этом никаких преград).

Синайская кампания во время Суэцкого кризиса

Синайская кампания во время Суэцкого кризиса

Однако фонды на поддержку «братских» режимов были всё же не безграничны. Финансировать строительство Асуанской плотины «советские друзья» отказались. Решительный Насер нашёл выход: национализировать Суэцкий канал. Подобный удар по устоявшемуся за без малого столетний период порядку международного использования канала — стал серьёзнейшей и стратегической проблемой для Великобритании и Франции. Суэцкий кризис усугублялся претензиями Израиля в отношении Египта. Отсутствие мирного договора (а египтяне соглашались на мир только ценой части израильской территории) позволяло египтянам беспрепятственно развивать поддержку фидаинов. С 1955 года их террористические акции уже напрямую планировались и возглавлялись египетскими спецслужбами, о чём стало известно израильскому Генеральному штабу. Моше Даян вспоминал:

«… после Войны за Независимость 1949 года и до Синайской кампании Израиль не знал покоя от террористов. Банды арабских инфильтрантов, обученные и вооруженные арабскими правительствами, проникали в страну, убивали мирных жителей, устанавливали мины, подрывали водокачки и столбы линий электропередач. Египет (из оккупированного им сектора Газа), Сирия и Иордания (оккупировавшая Западный берег реки Иордан и Восточный Иерусалим) фактически вели партизанскую войну против Израиля, хотя не признавали этого открыто…»

«Фидаины подчинялись военной разведке Египта и размещались в трех лагерях (№ 9, 10 и 16) в секторе Газа, на побережье к западу от города Газа. На момент создания, численность подобных подразделений составляла 700 человек, при этом арабы намеревались увеличить её, а также организовать аналогичные части, которые действовали бы под контролем спецслужб Иордании, Сирии и Ливана. Помимо регулярной платы в размере девяноста египетских фунтов, фидаин получал дополнительное вознаграждение за каждый рейд через границу Израиля и отдельные бонусы за успешно выполненные задания — убийства и диверсии…»

В разразившемся военном конфликте, названном в Израиле операцией «Кадеш» погибли около двухсот бойцов Цахал, однако потери египтян были в разы выше. Военное поражение Египта на многие годы обезопасило южную границу Израиля от террористических атак (на Синайском полуострове был размещён Миротворческий контингент ООН), однако в свою очередь дало толчок для реваншистских настроений насеровской хунты…

Теперь и станет понятно, какое отношение Суэцкий кризис имел к освобождению Иерусалима. Мы вплотную подошли к заключительной части нашего повествования — Шестидневной войне…

—Канун Шестидневной войны—

Насеровская политика панарабизма, поддерживаемая Советским Союзом, не была остановлена поражением во время Суэцкого кризиса. Более того, спустя небольшое время после этого поражения Насером была создана Объединённая Арабская Республика, ставшая союзом Сирии и Египта. Просуществовала она, впрочем, недолго, и дальнейшее её расширение стало невозможным из-за нежелания остальных арабских стран подчиняться единоличной воле президента Египта. Тем не менее, политические и военные соглашения под эгидой СССР прочно связывали Египет, Сирию (где в результате революции к власти пришла партия БААС, взявшая прочный курс на социалистические реформы), Иорданию, Ирак, Алжир и ряд других арабских государств. Фактически Израиль в 1967 году был окружён со всех сторон странами, объединёнными общей идеей о том, что никакого еврейского государства на Ближнем Востоке существовать не должно. При этом, если с юга израильская территория была хотя бы прикрыта Миротворческим Контингентом ООН, но на севере ситуация обстояла иначе…

Заключённое 20 июля 1949 года перемирие с Израилем оставило сирийцам Голанские высоты. Стратегическое господство Голанских высот над всей близлежащей территорией было очевидно. Сирия развернула крупномасштабные инженерные работы, покрыв Голаны обширной сетью артиллерийских позиций и защитных укреплений. Однако речь шла не только и не столько об обороне. Позиции использовались для обстрела израильских поселений, расположенных в Верхней Галилее и в районе озера Кинерет. Дело в том, что на тот момент Кинерет являлся, по сути, единственным источником пресной воды во всей стране. Осознавая свою неспособность победить в открытом боевом конфликте, сирийцы предполагали, что систематические обстрелы и описанные выше диверсионные вылазки боевиков вынудят Израиль оставить Верхнюю Галилею, после чего еврейское государство попросту зачахло бы без питьевой воды.

Чтобы понять масштабы развёрнутой сирийцами подрывной работы, откроем доклад израильского представителя в Совбезе ООН:

«…только за первые 11 месяцев 1955 года на сирийско-израильской границе длиной всего около 22 миль, было зафиксировано 108 нарушений Соглашения о перемирии со стороны Сирии, значительную часть из которых составляли обстрелы израильских деревень, сельскохозяйственных рабочих и рыбаков…»

Нормальная жизнь на этих территориях была невозможна. Только  невероятное упорство и целеустремлённость позволяли еврейским поселенцам продолжать созидательную деятельность в долине Кинерета. Несмотря на то, что жертвами такого «перемирия» стали 140 израильтян, а ещё сотни были ранены, страна продолжала осваивать свой северный округ.

Тогда сирийцы решили поступить иначе. Поддержанные СССР не только политически, но и обширным практическим опытом советских специалистов по «развороту рек», сирийцы в июне 1964 года решили отвести воды реки Иордан, питающей Кинерет водой — на свою территорию. К счастью, успехом эти попытки не увенчались. Полностью осознавая жизненную значимость Иордана, Израиль оборонял библейскую реку всеми доступными силами. В период с 1964 по 1965 год произошло 4 крупных пограничных инцидента, включая столкновение танковых соединений и авиации. В июле 1966 года ВВС Израиля нанесли решительный удар, полностью уничтожив тяжёлую технику, занятую в работах по отведению вод Иордана. Сирийцы поумерили свой пыл, но, как оказалось, не надолго.

Тем временем активизировали свою деятельность террористические группировки. Решением Лиги Арабских Государств (характерно, что инициатором обсуждения был всё тот же египетский президент Насер) в 1964 году создана «Организация Освобождения Палестины». Этим шагом были организационно сведены под единым руководством большинство террористических группировок, занимавшихся саботажем против Израиля. В качестве плацдарма для Организации была избрана Иордания.

Дело в том, что, наступая на Израиль в 1948 года, арабские лидеры, уверенные в скорой победе, всеми доступными путями призывали всё арабское население Палестины бежать с территории боевых действий, дабы не попасть под дружеский огонь. Значительная часть из согласившихся оставить зону боевых действий арабов переселилась именно в Иорданию, как ближайшее арабское государство. Созданные в спешке лагеря беженцев со временем превратились в «государство внутри государства». Желание простых беженцев ассимилироваться и вернуться к нормальной человеческой жизни пресекались самими же беженцами, представляющими различные террористические группировки. Ведь в случае ассимиляции беженцев — эти группировки тут же потеряли бы всякую возможность пополнения своих рядов. Закрыв лагеря беженцев изнутри, функционеры всех мастей убеждали беженцев в том, что виновниками их бедственного положения являются исключительно «сионистские агрессоры», и единственным путём возвращения к нормальной жизни является полное уничтожение Израиля. Разумеется, поток рекрутов, особенно из числа молодёжи, в такой ситуации не иссякал.

Таким образом, к середине 1960-х годов на территории Иордании существовала уже налаженная система для ведения непрерывной террористической работы против Израиля. Аэропорт Аммана регулярно принимал самолёты, захваченные арабскими боевиками по всему миру. Король Иордании, не вполне довольный таким положением вещей — ничего не мог с этим поделать: руководство ООП при любых попытках законной администрации взять ситуацию под контроль — угрожало вооружить всех беженцев и поднять их на восстание против королевской власти.

2 января 1965 года ООП совершила свою первую военную акцию против Израиля — нападение на всеизраильский водопровод. Неудача теракта не остановила тенденцию: в последующие два года группировками ООП были совершены ещё 122 террористических акции. Среди них — взрывы израильских жилых домов, сельскохозяйственных построек, а также бронетехники и солдат, прибывающих на место терактов.

Суммируя, представим: зимой 1967 года Израиль был зажат между враждебными государствами, объединённые военно-политическими соглашениями и не признававшими его право на существование. Избегая открытых столкновений, арабские государства, получая огромную военную помощь Советского Союза, наращивали военную мощь и в свою очередь всячески поддерживали террористов, действовавших против израильтян. Ситуация уверенно приближалась к точке кипения…

—Шестидневная война—

7 апреля 1967 года сирийские артиллеристы вновь обстреляли сельскохозяйственную технику, работавшую в демилитаризованной зоне на севере Израиля. На этот раз израильтяне решили дать жёсткий ответ: сирийские позиции подверглись артобстрелу, а в небо поднялись израильские боевые самолёты, сбившие 4 сирийских МиГа в приграничном бою и ещё два прямо над Дамаском.

4 мая сирийский Министр информации заявил:

«…(эта битва будет) продолжена более серьезными сражениями, пока Палестина не будет освобождена, а сионистское присутствие не закончится!»

На что официальный Израиль, доведённый уже до крайности непрерывными нападениями со всех сторон, ответил, что в случае продолжения рейдов саботажа со стороны Сирии, он готов предпринять военную операцию, направленную на свержение сирийского режима.

Подобное заявление было воспринято арабскими странами без особого страха. Уверенные в своём военном превосходстве (более чем двукратном по всем показателям численности войск и вооружений), они разразились гневными комментариями.

Продолжая многолетнюю политику угроз «сбросить всех евреев в Средиземное море», арабы открыто заявляли о готовности к «окончательному решению еврейского вопроса на Ближнем Востоке».

На сегодняшний день очевидно, что на самом деле фактической подготовки к крупномасштабным боевым действиям арабы не вели. Продолжалась лишь рутинная работа по демонстрации своей боевой мощи, поддерживаемой советскими друзьями. Однако на этот раз демонстрация была слишком уж достоверной, и к войне начал готовиться Израиль.

Напряжение нарастало. 13 мая правительства Египта и Сирии получили от советской разведки сообщение о том, что Израиль готовится к нападению на Сирию, для чего якобы уже сформирована группировка войск, включающая в себя более десятка бригад. Датой предполагаемого нападения было названо 17 мая. Сирия немедленно потребовала от своего союзника активных действий для предотвращения нападения.

До сих пор неизвестно точно, откуда, собственно, взялась эта информация. Доподлинно известно (и это можно проверить в открытых архивах Израильского министерства обороны), что в этот период Цахал даже не объявлял мобилизацию резервистов, не говоря уже о массовой переброске десятка бригад на север. То ли Советский Союз стал жертвой чьей-то дезинформации, то ли умышленно провоцировал арабов на активные действия, однако все попытки израильских представителей убедить СССР в беспочвенности этой информации — ни к чему не привели. Прямое приглашение израильтян к советским руководителям посетить Израиль и лично убедиться в отсутствии какой бы то ни было подготовки к широкомасштабным военным действиям — было с презрением проигнорировано.

14 мая Египет начинает концентрировать силы в районе Суэцкого канала. Ни арабы, ни советское руководство — не сомневались в успехе предстоящей войны. Здесь, очевидно, играл большую роль принятый в советской армии порядок докладов руководству. Поскольку докладывать начальству можно было исключительно то, что руководство хотело слышать, объективностью доклады о готовности арабских войск к войне не отличались. И уж, разумеется, ни один представитель армейского командования не мог бы доложить в Кремль, что снаряжённые по последнему слову техники, обученные в советских военных академиях, вооружённые самым современным советским оружием «арабские братья» могут проиграть войну с Израилем. А потому и в Кремле, и среди арабского руководства витала атмосфера уверенности в себе и предвкушения скорой победы (к слову, доклады ЦРУ и военной разведки, представленные в то время президенту США Линдону Джонсону, указывали на достаточно высокую вероятность победы Израиля в случае прямого военного столкновения).

15 мая Израиль мирно празднует День Независимости. Впрочем, определённая напряжённость среди сведущих людей присутствовала. Появилась информация о том, что Египет стягивает войска на Синай, всё ближе к границе.

16 мая Египет уже открыто обвиняет Израиль в подготовке нападения на Сирию и требует от ООН вывода международного контингента с линии прекращения огня 1948-1956 гг. Израиль пытается отрицать эти обвинения на всех уровнях, однако главному стратегическому союзнику — США — сейчас не до того. Уже 10 лет идёт война во Вьетнаме, и единственное, что всерьёз занимает президента Джонсона — это возможность закончить эту проклятую бойню, которая с каждым днём всё больше снижает авторитет властей США. Генеральный секретарь ООН пытается убедить египтян отказаться от требований, но безрезультатно. Тогда ООН предлагает переместить миротворцев, перебросив их на территорию Израиля. Израиль отвечает отказом — совершенно непонятно, какой толк Израилю от международных войск, если вместо контроля границы они уйдут вглубь территории еврейского государства. Понимая, что надеяться не на кого, Израиль начинает мобилизацию.

Утром 17 мая египтяне уже занимали наблюдательные посты вдоль границы. Начинает мобилизацию Иордания.

На следующий день египтяне приказывают отряду ООН, занимавшему наблюдательные посты в Шарм-эш-Шейхе, эвакуироваться в течение 15 минут. Официальное требование пришло к генеральному секретарю ООН У Тану с запозданием на 4 часа. Вопреки тому, что подобные ультиматумы категорически противоречили международному законодательству, У Тан немедленно приказал эвакуировать «голубые каски» с границы Египта и Израиля (как заявляют многие специалисты, с этого времени международный контингент ООН вообще теряет всякий смысл, ибо зачем нужны миротворцы, покидающие свои позиции по требованию одной из противоборствующих сторон?).

Уход войск ООН с Синая стал «отмашкой» для всех арабских стран. Арабские радиостанции вещали:

«С сегодняшнего дня больше не существует чрезвычайных международных сил, защищающих Израиль. Мы более не будем проявлять сдержанность. Мы далее не будем обращаться в ООН с жалобами на Израиль. Единственным методом воздействия, который мы применим в отношении Израиля, станет тотальная война, результатом которой будет уничтожение сионистского государства…»

Министр обороны Сирии, будущий премьер и президент этой страны Хафез Асад заявил:

«Наши силы сейчас полностью готовы не только к отражению агрессии, но и к началу процесса освобождения, к уничтожению сионистского присутствия на арабской земле. Сирийская армия держит палец на спусковом крючке…. Я, как военный человек, уверен, что пришло время вступить в войну на уничтожение…»

Израиль наращивает мобилизацию: уже совершенно очевиден тот факт, что помощи ждать неоткуда. Пятьдесят тысяч бойцов регулярных войск должны отразить удар объединённой группировки арабских стран, превышающей пятьсот тысяч человек. Призыв резервистов увеличил численность израильских войск втрое, но этого явно недостаточно. Объявлена мобилизация добровольцев. К 20 мая численность всех израильских войск составила 264 000 человек.

21 мая Насер объявил в Египте всеобщую мобилизацию. Сложно сказать, зачем это было сделано. То ли кто-то из египетских военачальников всё же предполагал определённые сложности в предстоящей войне с Израилем, то ли суть была в интересах консолидации египетских народных масс.

22 мая на бывших позициях «голубых касок» размещён гарнизон египетской армии. Насер объявляет о блокаде Тиранского пролива, закрывая тем самым порт Эйлат.

К обещающей стать победоносной войне спешат примкнуть новые арабские страны. Кроме объявившего ещё 18 мая мобилизацию Кувейта, о готовности начать мобилизацию заявляет Саудовская Аравия.

В ответ на происходящее Израиль официально заявил о том, что блокада Тирана, вывод войск ООН с Синая, отправка иракских войск в Египет и прочее — будут рассматриваться как акт войны и оставляет за собой право начать ответные военные действия.

24 мая мобилизацию завершает Иордания. На следующий день посланник Египта, военный министр Бадран вылетает в Москву. Подробности переговоров до сих пор неизвестны, но, очевидно, речь шла о получении разрешения на атаку Израиля. Председатель Совета Министров СССР Косыгин разрешения на превентивный удар не дал, однако пообещал вмешаться в конфликт в том случае, если на стороне Израиля выступят США (возможно, причиной такого обещания была обоснованная убеждённость в том, что измотанные Вьетнамской кампанией США вмешиваться не будут).

26 мая Насер заявил: «…если разразится война — она будет тотальной и её цель — уничтожение Израиля».

Продолжается перегруппировка арабских войск и их сосредоточение на фронтах будущей войны. Мобилизацию проводит Судан, алжирские войска перебрасываются в Египет. Египет и Иордания подписывают договор о взаимопомощи. В Иорданию перебрасываются войска из Ирака.

Уверенный в себе как никогда Абдель Насер возобновляет девиз середины 50-х: «…сбросить евреев в море, уничтожив их как нацию…». Председатель ООП Шукейри  более «гуманен». После победы арабов он обещает уцелевшим евреям помочь вернуться в страны, где они родились. «Но мне кажется, что никто не уцелеет» — добавляет он.

Подготовка к войне завершена. Превосходство арабов по численности — беспрецедентно. Общая численность готовых к войне войск — 547 000 человек (против 264 000 израильских солдат), 957 самолётов (против 300 израильских), более 2500 танков (против 800 израильских). При этом, у арабских армий — новейшие советские многоцелевые МиГ-21, и танки Т-54 и Т-55. Никаких сомнений в превосходстве арабских армий нет практически ни у кого.

Вот что вспоминал о тех днях находившийся на особых военных сборах будущий разведчик ГРУ Владимир Резун:

«– А может, нас и вправду к арабам на помощь везут? Подготовят, да и бросят отборный офицерский полк на небывалых, невиданных танках?

– Там и без нашей помощи обойдутся. Танков там и так очень много, да и по качеству они далеко допотопные израильские «Шерманы» превосходят.

– Да и советников там тысячи. И планы войны все в нашем Генеральном штабе отработаны.

– Ох побьют еврейцев арабцы!

– А я слышал, арабцы плохие вояки.

– Думаешь, евреи лучше? При первых выстрелах разбегутся.

– В Америке по Израилю не иначе как панихиду справляют.

– Не спешите победу праздновать. Если войска ООН между евреями и арабами не уберут, то еще никакой победы и не будет.

– Наша дипломатия что-нибудь на этот счет придумает.

– Скорее бы эти войска ООН убрали, вот где комедия начнется…»

…И началось…

===Операция «Мокед»===

Единственным возможным шансом если не на победу, то хотя бы на выживание для Израиля стало нанесение превентивного удара. Задача легла на плечи командующего ВВС Израиля Мордехая Хода. Моти Ход был прирождённым лётчиком. Ещё в 1948 году он перегонял из Чехословакии первые в «Хэйл Авир» «Спитфайры» и «Мессершмитты«. Ничем, кроме авиации он не интересовался, в политику не вмешивался, светских раутов чурался. Был прямолинеен, временами несдержан на язык и даже груб. Многих военных буквально воротило от его хвастовства: «Мои лётчики способны уничтожить всю арабскую авиацию за сутки». Как показала практика, Ход действительно ошибался…

МиГ-17 ВВС Египта

МиГ-17 ВВС Египта

Ход считал для себя необходимым не только владеть полной информацией о собственных ВВС, но и о вражеских, того же требовал и от подчинённых. Интересы ВВС обслуживал целый отдел Моссад, благодаря чему в распоряжении руководства ВВС была не только подробнейшая информация о видах и количестве всех вооружений и аэродромов противника, но даже распорядки дня на арабских авиабазах. Особые опасения у командования вызывало наличие у Египта, Сирии и Ирака новейших истребителей МиГ-21. Благодаря проведённой в апреле 1965 года операции «Алмаз», когда иракский лётчик Редфа перегнал этот истребитель в Израиль, командование Израильских ВВС «Хэйл Авир» было полностью осведомлено о боевых качествах этих машин. Несмотря на наличие определённых недостатков, этот многоцелевой самолёт технически превосходил находящиеся на вооружении израильтян.

Моти Ход сделал правильный вывод: не стоит доводить дело до воздушного боя с заведомо более сильными машинами. Здесь-то и пригодились сведения о распорядке дня египетских лётчиков…

Египетские ВВС готовились к войне усердно, инструктируемые советскими специалистами. Наиболее вероятным временем для удара израильтян был вычислен промежуток с 4:00 до 7:35 утра. Направление удара — со стороны Синая. Отработав патрульную смену, египетские лётчики возвращались на аэродром и шли завтракать, после чего спокойно отдыхали…

Скованные ничтожными для авиации внутренними границами Израильтяне уже два года использовали для тренировочных полётов единственный возможный маршрут: на Запад, в сторону Средиземного моря и обратно. А потому очередной вылет «Миражей» с синей Звездой Давида на крыльях в 7:00 по Иерусалимскому времени (8:00 по Каиру) ни у кого не вызвал тревоги. Как всегда — 40 самолётов вылетали, чтобы отработать упражнения над морем и вернуться назад.

Таким же был вылет 5 июня 1967 года. 40 штурмовиков вылетели на запад, и достигли Средиземного моря. Но в этот раз в эфире прозвучала короткая условная команда, по которой все 40 машин резко повернули на юг, снизились до минимальной (менее 50 метров) высоты и перешли в режим полного радиомолчания. Таким образом, с совершенно неожиданного направления «северо-запад» (прибытие штурмовиков со стороны Средиземного моря дало впоследствии Насеру возможность обвинить США в участии на стороне Израиля — якобы самолёты взлетали с американских авианосцев), разделившись на звенья «по двое», они приступили к методичному уничтожению египетских аэродромов. Выяснилось, что процесс был заранее отработан до мелочей, ведь в запасе у пилотов был минимум топлива, достаточный только для двух боевых заходов на цель. Процесс бомбометания был просчитан: чтобы не зацепить собственный штурмовик, бомбы были снабжены тормозными парашютами. Сброс производился преимущественно в точках пересечения взлётно-посадочных полос, так что одной бомбой выводились из строя сразу две полосы. Второй заход позволял убедиться в эффективности бомбового сброса, а также для поражения самолётов и наземной техники противника из бортовых пушек. Вся атака занимала не более 8 минут, после чего израильские «Миражи» возвращались на свои авиабазы… исключительно для того, чтобы дозаправить свои машины и восполнить боекомплект.

Не дожидаясь этого, следом летела следующая «волна» штурмовиков. Всего в первом ударе участвовали 183 самолёта, составлявшие около 95% всех боевых машин Израиля в то время. В 9 утра уничтоженными оказались 197 египетских самолётов (из них 189 — на земле). 8 радарных станций и 6 авиабаз были приведены в полную негодность. Разрушение ВПП не только лишало египтян возможности взлететь, но и обрекало на неминуемую потерю самолётов, находившихся в воздухе. Возвращавшимся египетским лётчикам было попросту некуда приземляться. Выработав в бесплодных попытках найти целый аэродром весь запас топлива — они катапультировались из падавших с сухими баками самолётов.

Вторым массированным ударом было уничтожено ещё 14 египетских авиабаз и ещё 107 самолётов. Налаженная Насером пропаганда ещё неделю вещала по радио о том, как отважные египетские лётчики бомбят Тель-Авив. На самом деле, к 11 часам утра 5 июня ВВС Египта попросту перестали существовать.

Оставшиеся без боевой авиации египтяне потребовали помощи от своих союзников. В небо поднялись сирийские и иорданские эскадрильи. Благодаря тому, что операция «Мокед» ещё шла и большая часть израильских самолётов была задействована в атаке на Египет, иорданские и сирийские лётчики сумели проникнуть в воздушное пространство Израиля и даже нанесли несколько бомбовых ударов. Однако, в связи с тем, что эта атака не была как следует спланирована заранее, ощутимого ущерба она не нанесла. А вот ответ израильтян серьёзно подкосил самоуверенность арабских военачальников.

Ответным ударом израильских пилотов к часу дня ВВС Иордании (28 боевых машин) были уничтожены полностью, сирийцы потеряли около половины — 53 самолёта. Попутно были уничтожены и 10 иракских истребителей, присланных в поддержку «арабских братьев».

Израильские пилоты наглядно доказали, что в воздушных сражениях опыт и личные качества пилотов значат больше, чем качество и новизна техники. Многие лётчики-израильтяне постигали науку воздушного боя ещё во Второй Мировой, когда противостоявшие им в Шестидневной войне арабские лётчики ещё даже не все родились. Как известно, во Второй Мировой потери среди лётчиков были большими, но тем уверенней вели себя в воздухе те, кто остался в живых после первых трёх-четырёх боёв. Жестокий принцип естественного отбора оставлял в живых только истинно прирождённых пилотов. А им было, по сути, безразлично, на чём летать. С трофейных немецких и покупных американских, британских и французских поршневых самолётов они пересаживались на реактивные штурмовики, и продолжали воевать на зависть противнику. Арабские пилоты в большинстве своём были молоды и лишены реального боевого опыта. Даже обладая прекрасной современной техникой, они не были уверены в себе, часто уклонялись от боя, а то и просто катапультировались, бросив машину. Кроме того, налицо был результат «Эффекта Рингельмана». Арабы заранее знали, что численный перевес на их стороне, а значит от каждого лётчика в отдельности требуется меньше эффективности. Израильские же пилоты знали наверняка, что на каждого из них приходится как минимум трое вражеских самолётов, и от боевых качеств каждого в отдельности зависит не просто успех войны, но и само существование Израиля.

Операция «Мокед» вошла в мировую историю воздушных сражений. В течение одного дня израильтяне завоевали абсолютное господство в воздухе, попросту уничтожив (в основном — на земле) большую часть ВВС противника. Все оставшиеся дни войны прикрытие с воздуха имели только израильские наземные силы.

…Ход действительно ошибся. На уничтожение вражеских ВВС израильским пилотам вместо суток хватило 8 часов.

===Операция на Синае===

Синайская кампания в Шестидневной войне

Синайская кампания в Шестидневной войне

Приоритеты израильских наземных операций этой войны были также продиктованы принципом «начинать с самого сложного». Наибольшую опасность представляли подстёгиваемые насеровскими воинственными лозунгами, снаряжённые и обученные советскими военными специалистами египетские вооружённые силы. Против 240-тысячной группировки египетских войск, почти полностью сконцентрированной на синайском направлении были направлены пехотные соединения, усиленные механизированными и бронетанковыми дивизиями под командованием Эхуда Решефа, Исраэля Таля, Авраама Йоффе и Ариэля Шарона. Военная карьера последнего показательна: начав с должности командира взвода ещё в Войну за Независимость, Шарон вскоре стал командиром разведроты бригады Голани. Окончив курс офицеров, он спустя два года создал знаменитый «Отряд-101», который впоследствии был преобразован в спецподразделение Генерального Штаба израильской армии. В качестве командира этого подразделения, состоявшего из лично отобранных Шароном бойцов пехотных спецподразделений, он руководил проведением целого ряда спецопераций, главным образом — акций возмездия на террористические вылазки со стороны арабских экстремистов. Будущий Премьер-министр Израиля был в ту пору классическим боевиком, предпочитая активные, чётко продуманные, но решительные силовые акции. Бойцы Отряда, освобождённые даже от ношения формы Цахал, одним своим присутствием наводили страх на арабских террористов всех мастей. Быстрота и натиск ставились Шароном во главу угла. Очевидно, именно это повлияло на выбор Шарона командованием ЦАХАЛ в качестве лидера наступления на Синае в этой кампании. Во время описанного нами выше Суэцкого кризиса Шарон был уже командиром 202-й Парашютно-десантной бригады, действовавшей против египтян на той же территории. На этот раз генерал-майор Ариэль Шарон командовал не пехотой, а танкистами. Впрочем, на этой должности он не изменил своим принципам руководства операциями. Ответственные атаки он предпочитал проводить ночью, чтобы ошеломить противника. Зная, что советские танки египетских войск лучше приспособлены для действий ночью, он заставлял своих офицеров наизусть изучать макеты местностей, на которых предстояло действовать. Все командиры танковой дивизии Шарона отрабатывали каждый свой манёвр так, чтобы знать его буквально «на ощупь».  Египтяне приходили в ужас от того, как израильские танковые колонны, уверенно и без единой задержки продвигавшиеся по ущельям и склонам атаковали их позиции в темноте. Кроме упомянутого ранее эффекта Рингельмана эффективен был и фактор внезапности: египтяне если и ожидали атаки в столь неурочное время, то уж никак не столь масштабной и чётко скоординированной.

На следующий день после начала войны, 6 июня, израильтяне уже заняли Газу, Абу-Агейлу, Рафах и Эль-Ариш. К вечеру египетский главнокомандующий отдал приказ об отступлении с Синая. Деморализация египетских войск, начавшаяся с  уничтожения ВВС — достигла своего апогея. Остальные три дня израильские соединения шли в наступление не просто не встречая практически никакого сопротивления, но то и дело натыкаясь на десятки и сотни единиц вражеской бронетехники, попросту брошенной египетскими солдатами, стремившимися как можно скорее покинуть Синайский полуостров.

Единственной заминкой стала остановка авангарда израильских сил 7 июня. Выдвинувшийся далеко вперёд авангард под командованием Йоффе насколько оторвался от основных сил, что оказался на краю ущелья Митла без топлива и боеприпасов и был окружён египетскими частями. Впрочем, другая часть бригады Йоффе и подоспевшие соединения Шарона довольно быстро пришли на выручку, а десантники тем временем захватили Шарм аш-Шейх.

Египетские бронетанковые части, пытавшиеся прикрывать отступление своих войск, были в течение одного дня сломлены невиданным натиском израильтян. 9 июня Синай был в руках израильских сил. Вновь соединившиеся части вышли к Порт-Суэцу. Сами израильтяне были настолько ошарашены масштабами поражения египетских сил, что попросту не знали, что делать с таким количеством пленных. На десятки тысяч пленённых египтян не были рассчитаны подвезённые припасы. Умеющим плавать израильтяне разрешили, сдав оружие, плыть через Канал в Египет. Остальных израильские солдаты кормили, деля собственные пайки.

Такая стремительность не давала возможности советским партнёрам Египта задействовать в полной мере дипломатические методы. Советское руководство попросту не успевало реагировать на столь быстро изменяющуюся обстановку. К 9 июня советская делегация сумела поставить вопрос в Совбезе ООН, но речь уже шла лишь о прекращении огня — больше помочь египтянам было нечем. Израиль прекратил боевые действия немедленно, египтяне — лишь на следующий день.

===Операция на Иорданском фронте===

Иорданский фронт в Шестидневной войне

Иорданский фронт в Шестидневной войне

Как уже было сказано, король Хуссейн не являлся ярым сторонником уничтожения Израиля, однако был вынужден считаться как с давлением арабских «беженцев» изнутри страны, так и союзными договорами с другими арабскими странами. Будучи ещё в 1955 году награждён почётным статусом фельдмаршала египетской армии, и незадолго до войны подписавший договор с Насером Хуссейн ибн Таллал не мог сохранить нейтралитет. Изначальный расчёт, очевидно, строился на дальнобойных самоходных гаубицах М40, нацеленных на Тель-Авив. Помня об эффективности массированных артобстрелов ещё со времён предыдущих войн, король Иордании решительно отверг предложение Израиля о сохранении нейтралитета, присланное ему через ООН. Полученное в 11:00 предложение гарантировало неприкосновенность Иордании в том случае, если она не вступит в конфликт. Король с негодованием ответил, что Иорданские самолёты уже на подлёте к израильским целям. Чем закончился этот налёт — мы уже написали. Что же происходило на земле? Мы вплотную подошли к цели нашего повествования — возвращению Иерусалима…

Как ни странно, но именно иорданские легионеры, не избалованные поставками советского оружия и визитами командированных военных специалистов, дрались в эту войну особенно рьяно, без панического бегства.

В начале одиннадцатого утра 5 июня в Старом Иерусалиме уже завязались локальные бои. К полудню арабские легионеры начали массированно обстреливать Западный Иерусалим из миномётов. Иорданские «Long Tom» начали обстреливать окрестности Тель-Авива. Любопытно, что завоевание Старого Города изначально не входило ни в один план этой кампании. Не будучи особо религиозным, Моше Даян считал совершенно излишней трату сил на завоевание исторической части Иерусалима, поскольку никакого значимого стратегического значения эта территория не представляла.

По свидетельствам современников, сентиментальным человеком Даян не был, во всяком случае, во всём, что касалось войны, он предпочитал действовать исключительно в соответствии с соображениями стратегической выгоды (к слову, по его настоянию впоследствии Израиль передаст Храмовую гору под контроль вакф, а захваченный в ходе войны Синайский полуостров — Египту в обмен на мирный договор). Человек с искалеченным войной лицом славился способностью к хладнокровному расчёту в любой обстановке. Он отдал командующему сводными силами Иорданского фронта Узи Наркису приказ закрепиться на ключевых позициях в Восточном Иерусалиме, что позволило бы надёжно остановить наступление арабских легионеров. Однако факт остаётся фактом: предчувствуя скорое прекращение огня, Даян в конце концов поставил перед Наркисом задачу захватить Старый город.

Особенно тяжёлым сражение за Иерусалим было по причине того, что, опасаясь нанести вред религиозным святыням, израильское командование вынуждено было отказаться не только от массированной артподготовки, но и от ударов авиации (что не заняло бы труда, поскольку, как мы описали выше, господство в воздухе было безраздельно израильским). Плотность исторической застройки не позволяла наносить никакие дистанционные удары без вероятности ущерба историческим святыням Иерусалима. Взятие горы Мориа было всецело возложено на пехоту.

6 июня наступление израильских сил на Старый город было остановлено упорнейшим сопротивлением арабских легионеров. К этому моменту Иерусалим был уже окружён израильтянами — с севера танкисты уже заняли Рамаллу, а Латрун (сегодня там размещён знаменитый Музей Танковых Войск) на юго западе. Тем не менее, оборона Старого Иерусалима со стороны арабов была достаточно крепкой, а прийти на выручку пехоте израильские танкисты не могли.

Основной укреплённой позицией арабов была так называемая «Арсенальная горка» (ивр. «Гиват аТахмошет»), представлявшая собой возвышенность с хорошим обзором и возможностью ведения огня по всем направлениям. Проникнуть на Арсенальную горку с израильской стороны можно было лишь через полицейскую школу, расположенную неподалёку. Комплекс зданий школы был не только укреплён сам по себе, но и сообщался с Гиват аТахмошет узкой траншеей. Штурмовать этот комплекс было заведомо сложнейшей задачей.

Благодаря успешному продвижению израильских войск на Синайском фронте, израильское командование смогло перебросить к Иерусалиму 55-ю воздушно-десантную бригаду резервистов под командованием Гура. В подавляющем большинстве это были молодые парни, два-три года назад окончившие срочную службу, только-только начавшие взрослую жизнь и мобилизованные в армию за несколько дней до начала войны. Десантники в Цахал, как и во многих других армиях мира, являлись и являются боевой элитой сухопутных войск. «Крылатая пехота», даже в операциях, не связанных с десантированием, представляет собой братство бойцов-добровольцев, прошедших тяжелейшие физические и психологические испытания, чтобы получить право служить в оперативной боевой бригаде. Уровень боевой подготовки простого десантника на момент окончания его обучения, длящегося почти год, равен в Цахал уровню боевой подготовки офицера любой регулярной пехотной бригады…

В 2:30 десантники атаковали позиции арабских легионеров на Гиват аТахмошет. К холму батальон десантников пробивался в ночной темноте практически вслепую — интенсивность боевых действий не позволяла произвести предварительную рекогносцировку. В то время, как рота «Алеф» зачищала полицейскую школу, рота «Бэт» ворвалась в траншею, соединявшуюся с Арсенальной горкой. Траншея была настолько узкой, что двигаться и вести огонь мог только один боец. Когда он погибал — его товарищи были вынуждены продвигаться вперёд, буквально ступая по его телу. Извилистость траншеи позволяла обороняющимся мгновенно убивать каждого десантника, появлявшегося из-за поворота. Поэтому путь израильских парашютистов от полицейской школы до Арсенальной горки проходил по телам убитых товарищей в самом буквальном смысле слова.

Курсанты офицерской школы Цахал пытаются представить, какого было штурмовать эту траншею...

Курсанты офицерской школы Цахал пытаются представить, каково было штурмовать эту траншею…

Когда ротный командир «Бэт» добрался до конца траншеи — он обнаружил, что позиции легионеров на Гиват аТахмошет укреплены по всем правилам. Легионеры укрылись в железобетонных бункерах, ощетинившись стволами 120-мм миномётов. При этом из всей его роты в живых остались лишь четверо человек. По приказу командира батальона, на штурм были отправлены все оставшиеся бойцы из рот «Алеф» и «Гимель», оставив в тылу лишь санитаров и раненных. Вызванный в поддержку вертолёт, вооружённый безоткатным орудием — оказался бесполезен. Снаряды, предназначенные для поражения пехоты и легкобронированных машин — лишь оставляли царапины на стенах бункеров. Взорвать бункеры можно было лишь изнутри, забрасывая взрывчатку в перерывах между выстрелами обороняющихся. Наступавшие солдаты ощущали себя в аду: кромешную тьму прерывали вспышки выстрелов и взрывов гранат и мин, все с ног до головы были перепачканы кровью собственных товарищей. По вспышкам выстрелов легионеров они угадывали местонахождение окон и входов в бункера, и, пригнувшись, забрасывали туда взрывчатку. Многие из них после этого теряли ориентацию в пространстве, оглохнув от взрыва в узком каменном лабиринте.

Взятие Арсенальной горки стоило Армии Обороны Израиля жизней 36 бойцов-десантников. Их имена навечно занесены в Книгу Памяти мемориального комплекса «Гиват аТахмошет».

Гиват аТахмошет

Последний арабский бункер был взорван в седьмом часу утра, уже после рассвета. Теперь ничто не могло сдержать возвращение Иерусалима…

Измученные многочасовой ночной атакой, выбившиеся из сил десантники, с окаменевшими от боли, усталости и вида трупов товарищей лицами — вошли в Старый город. Среди них были религиозные солдаты (как запечатлённый крайним справа на историческом снимке репатриант из Йемена Хаим Ошри), которые всю свою жизнь трижды в день молились, обращаясь лицом именно к этому месту.

Историческое фото: израильские десантники Цион Карасанти, Ицхак Ифат и Хаим Ошри у Стены Плача: в 1967 году и сорок лет спустя.

Историческое фото: израильские десантники Цион Карасанти, Ицхак Ифат и Хаим Ошри у Стены Плача: в 1967 году и сорок лет спустя.

По их собственным признаниям, бойцы даже не сразу поняли, где находятся. Войдя в Старый город через Львиные ворота — они обнаружили, что за прошедшие с начала иорданской оккупации годы превратили историческую часть Иерусалима в подобие сплошного восточного базара. В дальнем от ворот углу еврейского квартала монументом Вечности возвышалась Западная Стена разрушенного римлянами Храма. Невозможно описать все чувства, одолевавшие десантников в тот миг, когда они осознали, где именно они находятся. Никто из них не мог поверить, что в это страшное утро они — простые молодые парни в перепачканном сажей и кровью хаки — совершили то, о чём две тысячи лет молились евреи во всём мире…

В 10 часов утра 6 июня 1967 года по армейской радиосвязи прозвучал голос Гура:

«Храмовая гора — наша!»

 

Ицхак Рабин, Моше Даян и Узи Наркис в Старом Иерусалиме

Ицхак Рабин, Моше Даян и Узи Наркис в Старом Иерусалиме

Гиват аТахмошет

 Храмовая гора наша

 

 

/Послесловие/

«Слухи по лагерю идут невероятные. Победные. Израиль пал! А приёмника ни у кого не было. Вечером маленький шепелявый приёмник у пехотных офицеров обнаружили…

– Тише, бояре, начинается… Приёмник пошипел и начал: «Сегодня товарищ Брежнев встретился в Кремле… Вести с полей…»

– Попомните слова мои… Что-то там боком выходит… Наши советчики насоветовали…

– Тихо ты, пророк хулев…

Но приёмник не спешил сообщать о победе на Ближнем Востоке: «Навстречу славному юбилею…»

– А я, бояре, бороду на отрез даю, что это пиз…ц. «Нефтяники Татарии, встав на трудовую вахту…»

– Неужели и вправду…

«… за рубежом…»

– ТИХО!!!

«… Сегодня товарищ Фидель Кастро…»

Тут уж не выдержали все, и в адрес лохматого героя ударил фонтан пожеланий и советов на самом высшем уровне армейского матерного красноречия. И пока что-то говорили о лохматом революционере, в его адрес были высыпаны рецепты решительно всех половых извращений, включая и те, о которых Фидель Кастро и подозревать не мог.

«К событиям на Ближнем Востоке… ожесточенные бои… мужественное сопротивление… Газа… Эль-Ариш… солидарность…»

Коротко и непонятно. Ни цифр, ни фактов. Главное, хрен его знает, где этот Ариш находится, на чьей территории, как далеко от границы.

– Карта у кого есть?

– Может, в село на бронетранспортере смотаться? Там в школе глобус должен быть.

– Давай!

– Если сказали «солидарность», то это конец.

– Ну какой же конец? Танков же наших там тысячи, а советников и того больше.

– Что ты на советников гнешь? Все советники, как наш командир дивизии. Ни на что не способны. Даже учения толком не могут провести. Только показуха.

Привезли глобус. Маленький совсем. Эль-Ариша на нём не было. Да и Израиль трудно было найти. Мы успокоились. Даже на глобусе арабское превосходство было явным.

Однако и на следующий день радио не принесло радостного сообщения об освобождении Тель-Авива. В радиосообщениях появилась тревожная нотка: израильская авиация бомбит мирные города и села, школы и больницы. Если мирных людей стреляют в Будапеште или в Новочеркасске, то радио никогда к солидарности не призывает, а тут вдруг вспомнили о миролюбии арабов. К чему бы? Если столицу Израиля не взяли в первый день, если и на второй день ее не взяли, то в нашем военном планировании что-то не так. За такое планирование нашего начальника Генерального штаба и судить бы можно было.

Сообщения были туманны и противоречивы. Ясно было, что арабские войска столицу Израиля ещё не захватили, ясно также, что они не у её стен. Об этом немедленно сообщили бы. Если так, то где тогда арабские войска? Если они пересекли границу, то немедленно должны оказаться у Тель-Авива: государство-то крошечное.

– Ах, если бы арабам «Т-64» дали!

– Чепуху говоришь. Если наши советники с «Т-55» не могут справиться с допотопными «Шерманами», то ты тут уж ничем не поможешь…

 

— В.Суворов. «Освободитель»

0 комментариев

Оставить комментарий